Фондовая стратегия

Ключевой момент создания фонда стоит не за идеей художника или композитора, а за предоставлением условий для появлений культурных новаций.

Искусство и наука до начала XX века вскрывали неизвестное, скрытое от бытия – потаенное, но мир сейчас уже достиг такой грани, что вскрывать практически нечего: потаенное стало тождественно непосредственной данности. Это - специфика современного момента, в ней нет дилеммы сокрытого и данного. Теперь все есть непосредственно данное. Поэтому в реалиях сегодняшнего антропологического вызова искусство не может апеллировать к идее самой по себе.

На место иллюзий субъективных художественных интенций приходит концепция «культурного запаса», исходящая из соображений объективных фондовых стратегий. Именно сосредоточение на этих стратегиях поможет избежать возникновения культурных «однодневок». Времена, когда художник под конкретный проект способен собрать средства, уходят. На первый план реализации творческих инициатив выходит разумная концентрация капитала. Фондодержатели и экспертное окружение становятся ключевыми фигурами «купчей» культурного наследия в будущее. Фондовая стратегия должна осуществляться в тенденциях времени и готовности улавливать художественные идеи, но не собирать капитал под субъективные идеи. Капитал под идеи - участь спонсорства.

Но только фондовая стратегия может обеспечить продолжительное «накопление культурного запаса»
«Исчезновение великих модернистов необязательно является поводом для сожаления.

Наш социальный порядок богаче информации, в нем выше уровень грамотности, асоциально он по крайне мере более демократичен,
более демократичен в смысле распространения наемного труда.

Этот новый порядок больше не нуждается в харизматичных пророках и мечтателях высокого модернизма, будь они производители культуры или политики. Подобные фигуры более не оказывают никакого магического воздействия на субъектов корпоративной, коллективизированной, пост-индивидуалистической эпохи; в этом случае надо распрощаться с ними безо всяких сожалений, как мог бы сказать Брехт: «Горе стране, которой нужны гении, пророки, великие писатели или драматурги.»

Шаг вперед к понимаю этого
«Совершается благодаря пониманию некогда великих имен уже не как героев, которые не умещаются в нашей реальности, но как карьер, то есть объективных ситуаций, в которых амбициозный молодой художник начала века мог видеть объективную возможность стать величайшим художником (или поэтом, романистом, композитором) своего времени. Это объективная возможность теперь дана не в субъективном таланте как таковом , не в каком-то внутреннем богатстве или вдохновении, но скорее в стратегиях едва ли не военного характера, основанных на техническом или территориальном превосходстве, умелой максимизации своих специфичных ресурсов. Я думаю, мы по-прежнему восхищаемся великими генералами, как и их визави (великими художниками), восхищение обращения, однако, уж не на внутреннюю субъективность, а на их исторический нюх, способность оценивать текущую ситуацию, и тут же определять возможную систему ее преобразований».
Фредрик Джеймисон, американский литературный критик, профессор сравнительного литературоведения и романских исследований, Университет Дьюка
Быть Моцартом из внутренних побуждений сейчас уже невозможно. Поэтому задача фондовой стратегии должна заключаться в том, чтобы предугадывать и улавливать потребности времени так, чтобы «новый Моцарт» мог действительно появиться. Задача фонда – появление «Моцартов» и «Хильдегард».

В мире музыки остро возникла надобность фондов-эндаументов. Для творчества композиторов – это вопрос жизни и смерти.

Фонд решает вопрос не какой-то конкретной идеи, но вопрос создания условий для возникновения идей.

В современной культурной индустрии почти всё решает успех. Однако, успех не всегда подразумевает качества, в результате чего сейчас огромное количество вещей в искусстве успешны, но они не обладают качеством.

Практически основные успешные проекты носят формат медийности, зрительской анимации, художественного потребления, и потому автоматически относятся к сфере обслуживания, но не к феномену культуры
«Для того, чтобы ориентироваться в мире и защищаться от его напасти, мы больше не можем опираться на формы мышления, умозаключения, дискурсы, которые имеют собственную нишу, в том или ином частном контексте. Группа болельщиков, религиозная община, партийная ячейка, место работы – все эти места, конечно, все продолжают существовать, но ни одно из них не является достаточно характерным и характеризующим, чтобы предоставить нам «розу ветров» или критерий для ориентации, надежный компас, набор определенных привычек , определенных способов творения-думания. Этико-реторическая типография исчезает. На первый план выходят общие места, скудные основания жизни разума. Они, и только они предоставляют критерий для ориентации, и таким образом, от мирового хода вещей.

Иногда говорится об инфантильности современного городского поведения. Имело бы смысл спросить, если какие-нибудь основания для сравнения городской жизни и детства.

Ребенок защищается с помощью повторения (еще раз та же сказка, та же игра, тот же жест). А повторение должно пониматься как защитная стратегия по отношению к потрясениям, которые вызываются новым и неожиданным.

В традиционных обществах или в опыте народа милое ребенку повторение уступило место более артикулированным и сложным формам защиты, а именно: этосу, то есть нравам, обычаям и привычкам, составляющим основу устойчивых сообществ. Сейчас эта замена больше невозможна. Повторение, которое уже нечем заменить, преобладает.

Вальтер Бениамин уловил этот момент, уделил большое внимание детству, детской игре, любви к повторениям, и в то же время заметил в технической воспроизводимости произведения искусства, сферу, в которой вынашиваются новые формы восприятия. В технической воспроизводительности возрождается усиленное требование еще одного раза, или точнее, вновь возникает необходимость повторного действия в качестве защиты. Действительно в современном обществе есть нечто инфантильное, но это нечто невероятно серьезно»
Паоло Вирно (р. 1952) - итальянский философ марксистского направления, семиолог, теоретик политики
Екатерина Драгаловская
Директор
Деятельность, предварившая создание фонда
http://sistema-gallery.ru

+7 (985) 233-72-20
ekaterina@the-fund.ru